Русский балет не знает границ

Наталия Веркашанцева, фото автора и из архива театра

Московскому государственному театру «Русский балет» исполнилось 35 лет. Все эти годы им руководит народный артист СССР Вячеслав Гордеев. Премьер Большого театра, танцевавший практически все ведущие партии репертуара, блистательно представляя русский балет на самых престижных сценах мира, на пике карьеры он неожиданно для всех возглавил ансамбль «Классический балет» при Московской областной филармонии.

1

— Это действительно было неожиданно, — рассказывает Вячеслав Михайлович. — Я уже был народным артистом СССР, солистом Большого театра. Женился на Надежде Павловой. Мы были очень востребованы. Колесили по миру. Наш дуэт называли «надеждой и славой русского балета». И тут мне предлагают возглавить ансамбль Ирины Викторовны Тихомирновой, которая тяжело заболела. Долго сомневался. Но, в конце концов,  согласился: предложение возглавить творческий коллектив давало большую возможность для художественного самовыражения. Стал увеличивать труппу, в которой было всего 16 человек, расширять репертуар. Когда на нашей афише появился спектакль «Лебединое озеро», мы стали именоваться Московским областным театром «Русский балет». Все эти годы театр удерживает заявленные позиции: на нашей сцене — практически весь русский репертуар. Если не полностью спектакль, то хотя бы фрагменты.

— Ваша афиша свидетельствует о том, что театр принял за основу классическую концепцию…

screenshot_3

— Действительно, в нашем репертуаре — «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Коппелия», «Щелкунчик», «Жизель», «Дон Кихот» и другие жемчужины классического наследия.  Что касается хореографии, ставка была сделана на Мариуса Петипа, Льва Иванова, Александра Горского, Василия Вайнонена, Леонида Лавровского. Не были забыты лучшие страницы постановок Михаила Фокина, Джорджа Баланчина,  Агриппины Вагановой,  Хосе Лимона, Вахтанга Чабукиани, Ростислава Захарова, Игоря Чернышова. Однако, насыщая афишу «Русского балета» классическими спектаклями, позволяем себе дерзость экспериментов, поиск современных хореографических форм.

— Как вам удаётся осуществлять такие масштабные постановки, располагая труппой всего в 60 человек?

— Да,  60 человек – не 250, как в Большом театре. Но при этом, мы «тянем» большой репертуар. Нашим балеринам приходится переодеваться по пять-шесть раз во время представления, чтобы показать спектакль без купюр. Если это «Лебединое озеро», то на сцене у нас, как полагается, 24 лебедя. Если «Спящая красавица», то присутствуют все основные сцены, поставленные Петипа. Конечно, спектакли идут в моей редакции, ибо время не стоит на месте. Да и нынешние зрители не могут позволить себе сидеть в театре по пять часов. Темп жизни не позволяет. Трудности, которые нависли над нами, заставляют нас двигаться быстрее. Поэтому я делаю свои спектакли более динамичными.

— Ваш театр, имеющий подмосковную прописку, получил широкое международное признание. Гастроли в ФРГ, США, Италии, Испании, Франции, Великобритании, Португалии, Австрии, Ирландии, Швейцарии, Бельгии, Индии, Непале, Мексике, Индонезии, Австралии, странах Персидского залива можно назвать триумфальными.

4-%d1%80%d1%83%d1%81%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%82-%d0%b2%d0%be-%d0%b2%d1%81%d1%91%d0%bc-%d1%81%d0%b2%d0%be%d1%91%d0%bc-%d0%b1%d0%bb%d0%b5%d1%81%d0%ba%d0%b5-photo-by-e-fetisov

— Самим себя хвалить не с руки, но вот что писала о нашем театре зарубежная пресса. Английская газета «Вестерн Морнинг Ньюс»: «Редко кому выпадает удача лицезреть современный талант России в таком блеске, как это было вчера в Пейтоне, где выступала одна из ведущих русских трупп. Артисты «Русского балета» танцевали с такой энергией и силой, словно перешагнули через границы музыки и танца – этой энергии так часто не  хватает западному балету». Солидарная с ней «Ивнинг Эко» сообщила о том, что «взволнованная публика в театре «Павильон» отказывалась отпустить труппу «Русского балета» со сцены, требуя бис за бисом после запоминающейся программы…как и следовало ожидать от артистов, воспитанных в лучших советских школах, их танцы были блестящими. «Русский балет», великолепно выступивший, в роскошных костюмах, по праву должен быть назван одной из лучших трупп, какие мы когда-либо видели…».

В 1991 году наш театр назван журналом «Джорнэл» витриной балетных талантов, а  Ассоциация западноевропейских импресарио удостоила нас звания «Лучший балетный коллектив Европы». Труппа награждена золотыми медалями итальянских городов Ченто и Мирандолы.  Несколько городов Франции, США и Мексики избрали артистов «Русского балета» своими почетными гражданами. К наградам прибавился  немецкий приз «За самую грандиозную постановку «Спящей красавицы». Есть в нашем «иконостасе» и российская театральная премия имени Федора Волкова.

— В последнее время международная политическая ситуация изменилась. Вы почувствовали перемену в отношении западных зрителей к вашему театру?

– Нисколько! В Германии, например, вот уже три десятилетия нас встречают  как старых друзей. В этом году юбилейные –30-е гастроли. Как и в прошлые годы – аншлаг и овации, несмотря ни на какие санкции.

screenshot_1

— «Блистательна, полувоздушна, смычку волшебному послушна», — писал поэт о балерине Истоминой. Искусство балета действительно – полётно, как «пух из уст Эола». Но стремясь ввысь, артист балета всё же падает на землю.

— Магия танца приходит на сцену рука об руку с тяжелым трудом. Балет жесток изнанкой.  Он требует огромных жертвоприношений – невероятной трудоспособности, творческой дисциплины, преданности искусству. Вот сейчас мои артисты придут на класс, и мы начнём заниматься – несколько часов, до седьмого пота. Одежду можно будет буквально выжимать.

— И всё-таки люди влюбляются в балет, посвящая ему жизнь, как это сделали вы. Как начался ваш роман с балетом?

— Однажды посмотрел по телевизору «Ромео и Джульетту» с Галиной Улановой. И попросил маму записать меня в секцию хореографии Тушинского Дворца культуры. Хотя был обычным мальчиком и любил бегать с друзьями во дворе. После четвёртого класса собрался поступать в суворовское училище. Документы были собраны. Меня по-военному коротко подстригли. Мы с мамой шли по Пушечной улице из «Детского мира», куда заглянули за покупками, и увидели объявление хореографического училища о дополнительном наборе в группу для особо одарённых детей. Я уговорил маму пойти туда. Мы сдали документы и стали ждать своей очереди. Желающих было 600 человек. А взяли троих. Так я попал в хореографическое училище. Ну а дальше всё уже зависело от моей природы и меня самого. С детства я был упёртый и занимался практически всеми видами спорта. Был готов к любым нагрузкам. Оставался после занятий и до 9 вечера занимался балетной подготовкой. Кто-то из педагогов сказал, что от водяного массажа худеют ноги. И я начал себя «сушить». По часу массировал каждую ногу в душевой. Или, например, прыгал со стула на стул. Норма – 1000 прыжков. Я измерял всё сотнями и тысячами. Это сейчас сократился до десятков. Когда с мамой ездил в Евпаторию, ставил перед собой задачу проплыть два-три километра. И в течение дня эту дистанцию преодолевал. Для того чтобы подрасти, а я думал, что от моркови растут, поставил перед собой задачу — каждый день съедать по два килограмма моркови. И ел — до боли в челюстях. Вроде бы глупость, но на самом деле – невероятная целеустремлённость. Хотел победить.

— И победили. Ваше имя стало синонимом русского балета. И когда вы были ведущим артистом Большого театра, и когда создали свой театр «Русский балет». Чем ознаменован нынешний — юбилейный сезон вашего театра?

— Полным ходом идёт работа над спектаклем  на музыку Оффенбаха «Веселье и одиночество» про Тулуз-Лотрека. Я его начал ставить три года назад, но дело практически не двигалось: не было финансового обеспечения. Спектакль о парижском веселье должен быть ярким, необходимо создавать костюмы с картин и эскизов Тулуз-Лотрека, а это не дешево. Но сейчас появилась возможность продолжить работу более интенсивно. Планирую также большой проект с Николаем Гришко — полнометражный балет «Дон Кихот» с моей хореографией и его костюмами. Сейчас «Дон Кихот» у нас в репертуаре идет как балетная сюита в одном действии. Буду ставить в своей редакции, максимально сохраняя хореографию Петипа и Горского.

— Наш балет всегда был впереди планеты всей. На каком месте он находится сейчас?

— Вчера я встречался с Еленой Анатольевной Чайковской, которая воспитывает чемпионов по фигурному катанию. Она тоже преподаёт в ГИТИСе, где я заведую кафедрой хореографии. Мы разговаривали о том, что утратили свои позиции в спорте, в фигурном катании в частности, где мы тоже были впереди планеты всей. Всё потому, что не было поддержки на государственном уровне. В итоге нас стали оттеснять. Такая же ситуация сейчас в балете. Государство выделяет деньги практически только Большому и Мариинскому театрам. Ну, может, ещё Новосибирскому и Екатеринбургскому. Господдержка крупных театров — это хорошо. Но не они делают балет в нашей стране. Не эти несколько «внекатегорийных» театров. Да, они хорошие. Но не они создают общую картину! Русский балет на свои вершины поднимался с низов — от народа. Раньше ездили по городам и собирали самых талантливых людей. И сейчас нужно собирать. Либо это будут дети, которых надо учить балету, либо это будут балетмейстеры, которых надо учить ставить балеты. Правильно говорят: талантам надо помогать. У кого-то больше жизненных сил, они сумеют добиться цели. А некоторые талантливые люди так и будут прозябать где-то, и мы их никогда не увидим. И это ужасно. Из-за недостатка внимания к балету, многие уехали за сладкой жизнью на Запад. В ведущих театрах Европы художественные руководители в основном — наши соотечественники. Многие возглавляют балетные школы в Германии, Австрии, Великобритании.

— Неужели всё так плохо?

— Да, над нашим балетом нависла серьёзная угроза. Вы знаете, сколько в Москве  драматических театров? А я вам скажу: 87. А сколько балетных? Раз, два и обчёлся. А у какого из балетных театров есть помещения? Только у Большого и Музыкального имени Станиславского и Немировича-Данченко. Нам 35 лет. Всё это время мы делим сцену с Московским губернским театром. Во всём мире мы считаемся одним из лучших театров. А в Китае — лучшим. У нас там бывает больше 40 выступлений. Тогда как Большой приезжает на 3-4 выступления. И другие также. Максимум – на восемь. В Германии, куда начали выезжать, когда там ещё Владимир Путин работал, даём 40 выступлений.  Но в своей стране, создаётся такое впечатление, мы не очень нужны. Иначе, почему у нас до сих пор нет своего здания? Хорошо хоть балетные залы есть, которые я сам, кстати, оборудовал. Раньше это были декорационные помещения.

screenshot_2

— И всё-таки в классике мы по-прежнему лучшие…

— Лучшие. Но нас ругают за то, что современный балет у нас не так продвинут, как на Западе. Искусство балета, я напомню тем, кто не знает или забыл, – это прекрасное искусство. А где прекрасное искусство, которое мы порой видим в хореографии Запада? Наше искусство – светлое. Мы шли от сказки, чтобы сделать реальную жизнь красивой. Современные западные балетмейстеры на сцену выносят быт, вплоть до унитазов. Я не против, пусть люди высказываются в этом направлении. Но величие нашего балета не в современном танце, а в классике. Ни один театр мира не сможет поднять такой спектакль, когда на сцене одномоментно присутствует более ста артистов балета. Когда роскошные  костюмы, когда потрясающие декорации.  Разве могут западные театры похвастать подобным? И потом — у нас репертуарный театр. Мы сегодня можем показать один спектакль, завтра – другой. Они прокатывают постановки блоками. Дадут десять представлений и списывают спектакль. Разве это хорошо для публики? Успел – посмотрел. Не успел – извини. А у нас есть силы, чтобы держать спектакль в репертуаре год и больше. И постановочная часть у нас хорошая, и кордебалет, уж не говоря о солистах.

— А молодёжь сегодня стремится в балет?

— К сожалению, особенно не стремится. Невыгодно сейчас в балете работать. Не престижно: зарплаты маленькие. Вот я сегодня с утра позанимался, потерял два килограмма. Но мне это надо для поддержания тонуса. А молодым для чего работать до седьмого пота? Для того чтобы получать зарплату в 30 тысяч рублей? Попробуй, проживи в Москве на эти деньги. А у меня все артисты – приезжие. Общежитие есть, но оно не решает всех проблем. После спектакля люди возвращаются домой к полуночи. Но если мы даём представление где-нибудь в Луховицах, то они ночуют в театре. А куда деваться? Автобус всех не развезёт. А на такси денег нет. И всё-таки я считаю, что у «Русского балета» ситуация не так плоха по сравнению с глобальной ситуацией в балете. Когда декан в ГИТИСе получает 15 тысяч рублей, а профессура – восемь, это просто неприлично. Как можно жить на эти деньги? Педагоги, имея по полставки, бегают с работы на работу – в три места. Так же нельзя! И ведь никто из власть предержащих не озаботился этой темой.

— В отличие от тех, кто не желает обременять себя решением проблем российского искусства, в частности, балета, вы много делаете для его продвижения и популяризации. Создали благотворительный фонд, приобщающий детей к искусству балета, на своём участке земли в Подмосковье начали строить школу балетного танца.

— Я всегда мечтал открыть свою балетную школу. Ведь накоплен огромный  сценический  и жизненный опыт. Но именно теперь, понимая, что особой помощи ждать неоткуда, приступил к строительству. Для этого выделил землю на своем дачном участке в городе Королеве. Думаю, что школа станет не просто образовательным учебным заведением, а духовным и культурным центром региона.

— Вячеслав Михайлович, возможно ли такое, чтобы «Русский балет» однажды включил в свой гастрольный график Оренбург, обделённый этим великолепным видом искусства?

— Пригласят – непременно приедем.

3

Награда за труд — цветы и аплодисменты

Ода к радости

20 ноября в Москве на сцене Центра развития искусств «Московский губернский театр» состоялся вечер, посвященный 35-летию театра «Русский балет», на который был приглашён журналист «Оренбургской Недели».

Труппу поздравили выдающиеся деятели культуры и искусства, коллеги-артисты, поклонники творчества театра. «Русский балет» —  один из немногих коллективов, который сохраняет и по-настоящему приумножает традиции», — сказал в приветственной речи народный артист России, художественный руководитель Московской областной филармонии Максим Дунаевский. Роскошную корзину цветов виновникам торжества преподнёс художественный руководитель Губернского театра, с которым «Русский балет» делит сцену, народный артист России Сергей Безруков. Свои подношения сделали юбилярам солисты Большого театра, Музыкального театра Станиславского и Немировича–Данченко, «Кремлевского балета», воспитанники Московской академии хореографии. А те, в свою очередь, в праздничный вечер танцевали юбилейный дивертисмент из фрагментов самых лучших постановок своего репертуара. Вечер завершился торжественной композицией на музыку Бетховена «Ода к радости», которую театр исполнил в новогоднюю ночь в Берлине у Бранденбургских ворот.

 

228 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

comments powered by HyperComments
Поделиться
Отправить
Класснуть