Первый мастер

Александр Сакадин, фото из архива автора.

 %d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%b2%d1%8b%d0%b9-%d0%bc%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%80-1

Александр Александрович Афанасьев со своей супругой Галиной Константиновной

Одной из самых заметных фигур в истории оренбургских шахмат был Александр Афанасьев, которому 19 ноября исполнилось бы 87 лет.

Он родился в Оренбурге в 1930 году. Говоря о своей запоминающейся внешности, Александр Андреевич неизменно подчёркивал, что среди его предков были даже крымские татары. В шахматную элиту города Саша ворвался в пятнадцатилетнем возрасте, неожиданно для многих заняв в чемпионате тогда еще города Чкалова второе  место. Правда, на следующий год ветераны потеснили юношу на четвертое место, но в 1948 году он опять возвращает себе титул оренбургского шахматиста №2.

В этом же году он заканчивает школу и поступает в Оренбургский педагогический институт на физико-математический факультет. Получив образование, переезжает работать в Орск, где в школе преподаёт физику. В 1953 году Александр впервые выигрывает первенство области и практически бессменно, за исключением 1954 года, удерживает его восемь лет. Хотя год, когда он не стал чемпионом Оренбуржья, нельзя назвать для Афанасьева неудачным: в полуфинале первенства России он выполняет норматив кандидата в мастера спорта.

В Орске же он становится старшим преподавателем кафедры физики Всесоюзного заочного политехнического института. А в 1962 году в Кисловодске на первенстве ЦС Труд Александр Андреевич первым в Оренбургской области выполняет норматив мастера спорта СССР. В один год, кстати сказать, с очень известными вскоре советскими гроссмейстерами Владимиром Тукмаковым и Александром Зайцевым.

Среди учеников Александра Афанасьева мастера спорта СССР В.Пономарёв, Ю.Фрумсон (Москва), кандидаты в мастера Ю.Астапов, Е.Николаев, В.Пивкин, В.Атаманов, чемпионки области Г.Бобрикова и Л.Мокроусова. Он готовил чемпиона России, впоследствии международного мастера Валерия Зильберштейна, когда тот проживал в Орске.

Александр Андреевич —  это лучший рассказчик, которого я слышал. Сколько юмора и убеждённости всегда было в том, что он говорил (кстати, прекрасно поставленным голосом). На его лекции собирались и взрослые, и дети. До сих пор вспоминаю фразу, которую он уронил после сделанного проигрывающего хода своего соперника за блиц-партией: «Этот ход с головой выдаёт обладателя этой головы».

А нас с Виктором Гастгофером за наш стиль игры в шутку называл «бухгалтерами». Однажды один из его учеников, объясняя свой неудачный ход, сказал: «Вот здесь я ослабил…». На что Александр Андреевич ему строго заметил: «Тут не осла бить надо было, а вот так сыграть!»

Вспоминаются и эпизоды наших совместных шахматных поездок. Более сорока лет назад меня, еще шестнадцатилетнего, Александр Андреевич повёз вместе с командой, в которую входил ещё Г.Н.Мочаров, на шахматный фестиваль в Клайпеду. Он был безусловным капитаном команды и по званию, и по возрасту. И сыграл там Афанасьев лучше всех нас, войдя в десятку. Помню, проиграл он последнюю партию мастеру спорта Лазарю Капелюшу. А так бы показал ещё лучший результат.

В Москве нам надо было пересесть на другой поезд. Александр Андреевич предложил два варианта: или ехать через два часа, но в разных вагонах и на боковушках, или походить сутки по столице и на следующий день ехать уже в купейном вагоне со всеми удобствами. Мы, конечно, выбрали второе. Всю ночь на ногах, не спим, гуляем. На следующий день обнаруживается пренеприятное обстоятельство. Оказывается, Александр Андреевич, беря билеты, неправильно посмотрел расписание, и наш поезд 15 минут назад ушёл.

Как он начал себя всенародно костерить: «Ах, я старый дурак!» Но тут проявил себя во всей красе Григорий Николаевич. Он быстро среагировал на ситуацию и моментально взял билеты на поезд, который уже стоял на перроне. Без удобств, в разных вагонах, но зато мы выспались и Москву повидали.

А ещё во время этой же поездки, зайдя в столовую в Клайпеде, Александр Андреевич воскликнул:  «О, здесь кормят прекрасным холодным свекольником. Заходим!». Я, как истинный украинец, никогда не любил свёклу и всё, что с ней связано. Кстати, сало я тоже начал немного есть только учась в институте. Это была одна из основных студенческих закусок. Так вот, я сделал кислую физиономию и отказался от свекольника. То же самое сделал и Григорий Николаевич, но более выразительно. За что чуть не схлопотал по шее. Но Афанасьев как настоящий капитан принял наш отказ, и мы пошли в другую столовую. Однако перед входом в неё Александр Андреевич не выдержал: «Это ж надо дураком набитым быть, чтобы отказаться от такого свекольника!..»

С Александром Афанасьевым мы сыграли много партий.  В начале моего шахматного пути он, разумеется, бил меня нещадно.  Затем я начал «огрызаться» и в конце почти сравнял наш личный счёт. Даже те, кто у него не занимались, многому учились у него. Я, например,  сам подготовив материал, стал играть его схему за белых против новоиндийской защиты, а также схему чёрными против его расстановки фигур в новоиндийской защите. И довольно успешно.

Александр Андреевич рано ушел из жизни, его не стало 13 февраля 1994 года. Но коллеги-шахматисты всегда его помнят.

317 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

comments powered by HyperComments
Поделиться
Отправить
Класснуть