О памятнике

Это пушкинское стихотворение, которое простоты ради называют «Памятник», учат в школе:

Я памятник себе воздвиг нерукотворный.
К нему не зарастет народная тропа.
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Столп этот возвышается в Санкт-Петербурге на Дворцовой площади и установлен в честь победы русского оружия в Отечественной войне 1812 года. Не слишком ли высоко занесся Пушкин в определении масштабов своего величия?

Нет, друзья мои! Современная русская литература, отсчет существования которой мы ведем от Пушкина, объединяет страну, «всяк сущий в ней язык» в единую нацию, в единую Россию. В ней и русский человек, и тунгус, и «друг степей – калмык» находят и понимают друг друга именно через русскую речь, свободно льющуюся из уст, не ущемляющую никого в его самоопределении и творчестве, но связующую нас в единое и неодолимое целое – нашу страну. В этом заключена высшая цель отечественной литературы.

Что еще ставит себе в заслугу Александр Сергеевич, потомок арапа Петра Великого?

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я в людях пробуждал.
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

У Пушкина нет случайных словосочетаний. Достаточно взглянуть на его черновики, чтобы понять: легкость его слога – это титаническая работа над словом. Вдумаемся. Первой своей заслугой он ставит то, что пробуждал он в людях «чувства добрые». Как не хватает некоторым коллегам-словосплетателям этого желания обращаться к ДОБРУ! Читаешь некоторые экзерсисы современных «инженеров человеческих душ» – сколько в них злобы, пакостной зависти, желания нажиться на низменных чувствах и лизоблюдничестве пред сильными мира сего. Да, он восславил свободу! Но и показал в «Истории пугачевского бунта» кровавую изнанку безудержного своеволия. Сколь трагично, что его предостережение не было вспомянуто в 1917 и 1991-х годах…

Мы учимся у Пушкина, написавшего: «Хвалу и клевету приемли равнодушно/ И не оспоривай глупца». Трудное это дело — следовать заветам гения, тем более, что сам он с оружием в руках выступил на защиту поруганной чести жены и своего доброго имени. И погиб – «невольником чести», как сказал ему вослед другой русский гений Михаил Лермонтов.

Он памятник себе воздвиг… Владимир Маяковский написал: «Ненавижу бронзы многопудье… Заложил бы динамиту…». Но памятник Пушкина – это то, что живет в наших сердцах, в нашей памяти. Это то, без чего мы не можем существовать как народ.

164 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

comments powered by HyperComments
Поделиться
Отправить
Класснуть