До больницы ехать и ехать

Наталья Лесцова, фото Натальи Русиновой и из открытых источников

Есть ли надежда, что сотрудничество медиков Оренбуржья с «Общероссийским народным фронтом»  позволит добиться реальных результатов? Поскольку «Народный фронт» создавался не как инструмент борьбы с властью, а для того, чтобы действовать с ней в сотрудничестве, находя взаимопонимание по «больным» вопросам, требующим немедленного решения и денежных вложений, значит ли это, что действия скоординированы и направлены в одно русло? Время покажет. Во всяком случае, во время дискуссии, прошедшей 28 октября, было неоднократно сказано, что группа «Здравоохранение» Оренбургского регионального отделения «фронтовиков» тесно работает с Министерством здравоохранения области, и вместе они ищут пути решения проблем.

1e3a9948

Дежурный чемоданчик фельдшера

Главной темой дискуссии стало обсуждение вопросов, касающихся качества и доступности медицинской помощи, причём не на словах или на бумаге, а таким образом, чтобы каждый житель нашего региона мог это ощутить на себе.

В программе конференции была заявлена глава министерства здравоохранения области Тамара Семивеличенко, но министра на площадке не оказалось. Выступал и отвечал на вопросы её заместитель Александр Криволапов.

Член штаба оренбургских «фронтовиков» Ринат Гильмутдинов, говоря о работе группы «Здравоохранение» в 2015-м и в текущем году, упомянул о том, что президентом было дано около 50-ти поручений,. дабы повысить качество медицинской помощи населению и увеличить её доступность. Правда, так и не удалось услышать о том, были ли они выполнены и в каком объёме.

Однако выяснилось одно интересное обстоятельство. Понятно, что качество и доступность медицинских услуг тесно связаны с уровнем оснащённости медицинских учреждений. И это пока для подавляющего их большинства остаётся одной из главных проблем, так как требует серьёзных и постоянных материальных вложений, а денег на медицину у нас вечно не хватает.

Например, по словам Рината Гильмутдинова, вопрос о качестве медицинских услуг и доступности квалифицированной медицинской помощи нашим жителям, особенно сельским, напрямую упирается в уровень оснащённости медицинского автопарка ─ это прямо-таки новость горячая и тревожная. Получается, что наличие в больнице аппарата для искусственной вентиляции лёгких само по себе не гарантирует жизнеобеспечения нуждающемуся в нём. Либо задыхающегося больного успеют довезти до аппарата и подключить к нему, либо сам аппарат погрузят на проходимый полноприводный автомобиль и смогут своевременно доставить в нужную точку области по нашему родному бездорожью.

Красноречиво иллюстрирует ситуацию цитата из сообщения Рината Гильмутдинова о том, что «…первостепенное значение имеет информация о количестве машин и фактическом сроке эксплуатации каждого автомобиля». А от этого зависит — сколько средств будет выделено из федерального бюджета на обновление автопарка медицинских учреждений.

Транспортную тему продолжил и заместитель министра здравоохранения Александр Криволапов, рассказавший, что на бюджетные средства купили и распределили по районам 43 машины марки «Нива». Да, такой автомобиль считается высокопроходимым. До определённого момента. Он незаменим в сельской местности и способен сослужить добрую службу в деле оказания медицинской помощи в условиях сезонного бездорожья. Однако несложно подсчитать, что для нашей области, включающей 35 районов,  это  чуть больше, чем по одному автомобилю на район. Не маловато? И насколько эффективно это позволит решить проблему доступности и своевременности оказания медицинской помощи?

Замминистра очередной раз напомнил, что для обеспечения жителей области всеми видами медицинской помощи и повышения её доступности, организована трёхуровневая система оказания медицинской помощи ─ первичная, экстренная и высокоспециализированная. Но…

На деле первичную медико-санитарную помощь в области медики оказывают на базе 10 участковых больниц, 155 врачебных амбулаторий и около 950 ФАПов.  Выходит, что участковая больница есть всего лишь в одном из 3-4-х районов, а  врачей, ведущих приём в сельских амбулаториях, примерно четверо на район. В лучшем случае.

Да, отчитываются чиновники нашего миздрава, с 2014 года действуют мобильные ФАПы, их бригады выезжают дважды в неделю на автомобиле, обеспеченном оборудованием для экспресс-диагностики и медикаментами. Но медицинская помощь ведь требуется жителям области постоянно, и может понадобиться неотложно, экстренно, и всегда ли есть шанс её дождаться и получить вовремя?

В области более 30 межмуниципальных центров по оказанию экстренной помощи при сочетанных травмах, болезнях органов кровообращения, осложнённой беременности и родах. Их открытие, как утверждают чиновники,  позволило повысить доступность специализированных видов помощи для сельских жителей.

Позвольте…  Учитывая протяжённость области в целом (755 км с запада на восток и 425 км с севера на юг) и отдельных районов в частности, к примеру, расположенных на восточных рубежах,  нетрудно себе представить, что путь к качеству и доступности может оказаться чрезвычайно долгим и трудным. И может так случиться, что, в конечном счёте, и то и другое будет зависеть не столько от оснащения самого центра, сколько от технического состояния и возможностей автомобиля. И дороги.

Высокоспециализированная и высокотехнологичная медицинская помощь оказывается в нашей области по 19 профилям, и речь идёт примерно о 140 видах помощи. Тоже, вроде бы хорошо, но доступна она исключительно в городах, причём крупных ─ Оренбурге, Бузулуке, Орске. А сельчанам туда тоже ещё надо добраться.

Во многих сёлах после закрытия больниц остались лишь амбулатории, причём зачастую не врачебные. К должностному названию «фельдшер» добавилось всего одно слово ─ дежурный. Что это значит? А то, что в отсутствие в населённом пункте врача обязанности по оказанию медицинской помощи возложены исключительно на фельдшера. Он должен быть и на посту круглосуточно, и сопровождать заболевших, беременных и травмированных в ЦРБ, а также и рожениц, и в амбулатории присутствовать на приёме, и на дому оказывать помощь тяжёлым, лежачим, нетранспортабельным больным, и вести медицинскую документацию.  Не многовато ли обязанностей для одного специалиста, причём не высшего, а среднего звена?

Насколько реально с ними справиться? Одному человеку приходится оказывать помощь ночью и,  не отдыхая,  работать днём с полной отдачей. А спать когда? Или они не люди, а роботы? Человек, поставленный системой в подобные условия, просто может не справиться с возложенным на него объёмом разнообразной, очень ответственной работы, требующей быстрого принятия квалифицированных решений, от которых зависит жизнь людей.

Из доклада замминистра следует, что в области действует также трехуровневая система по оказанию помощи при беременности и родах, насчитывается 37 медучреждений 1-го уровня, шесть ─ 2-го уровня и 3 — третьего  (по одному в Оренбурге, Бузулуке и Орске). Организованы два реабилитационно-консультативных центра – РКЦ «Мама» и РКЦ «Дети». Оснащение современным оборудованием Центра детской хирургии в Оренбурге позволило развивать в регионе хирургическую помощь новорожденным и детскую нейрохирургическую помощь. Остаётся лишь уповать на то, что этого достаточно, а помощь осуществляется своевременно и в полном объёме, так как иначе не стоит и разговор заводить.

 

 

395 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

comments powered by HyperComments
Поделиться
Отправить
Класснуть