Доходный дом. Продолжение истории

Дмитрий Урбанович, фото автора

Позвонить в редакцию Ольгу Ильичёву побудила фраза из последнего абзаца материала «Доходный дом» (ОН № 19 от 10 мая): «К великому сожалению, этот памятник архитектуры, по которому можно изучать архитектуру модерна, содержится очень плохо». Проиллюстрирована была статья фотографией 2006 года. Но с тех пор-то прошло вон сколько лет, и теперь внешний вид здания совсем не такой, как тогда. В чём оказалось нетрудно убедиться.

Ольге Петровна – председатель товарищества собственников недвижимости «Ландыш», которое и состоит из того самого исторического дома на Пролетарской, 20. Она же и собственник двух этажей здания (на первом этаже торговое помещение, принадлежащее другому собственнику). Приобретена собственность в 2006 году.

Ну и после этого, конечно, нельзя не дать новым хозяевам возможности рассказать о том, что же произошло с бывшим доходным домом за последнее десятилетие.

Всё-таки наш дом – один из немногих памятников оренбургского модерна, которые содержатся в хорошее состоянии, – говорит Ольга Ильичёва. – Отремонтирован фасад, поставлена новая крыша, причём с гидроизоляцией: не образуется сосулек, поэтому по фасаду не течет. Восстановлена мансарда, помещение на чердаке с наклонным потолком,  то есть крыша не опущена, как во многих старых зданиях после ремонта.

Отремонтировали подъезд, что был в полуразрушенном состоянии. Восстановлены все кирпичные выбоины. То есть никакие формы фасада не нарушены. Мы любим этот дом и считаем, что он достоин хорошего содержания. И, кстати, у меня сомнения, а доходный ли это был дом? Иначе он был бы разделён на много комнат, а из самой архитектуры здания этого не следует, даже если допустить, что перегородки впоследствии разломаны. Вообще, говорят, что когда-то давно у дома был один хозяин, вернее  хозяйка. И якобы эта женщина до революции жила в мансарде под крышей, была прислугой. Потом старые хозяева сбежали, и хозяйкой стала она. А жилые помещения пошли под коммунальные квартиры. Но это всё по неподтверждённым данным.

Вот вы, когда поднимались, видели старинные дубовые перила? Они – элемент, входящий в охранное обязательство. Перила, когда мы въехали, были сплошь выкрашены такой зелёной советской краской. Обдирали их наждачкой до белизны, покрыли корабельным лаком от влаги.  На одном пролёте, который ведёт на третий этаж, перил не было. Пришлось сделать новые по образцу, тоже из дуба. Правда, родная часть, где изгиб, вытачивалась из цельного куска, сейчас такое повторить не смогли, изгиб складывали из кусочков. Лепнина восстановлена, как была, по фотографиям.

На чердаке в пыли отыскали недостающие родные части кованых решёток, которые соединяют по краю крыши парапетные тумбы, вмонтировали на прежнее место. Нержавеющее железо! За век только потемнело и всё. А белую дверь входную обязательно поменяем. Некрасивая она, чужеродная. И насчёт белых оконных рам тоже думаем.

Вообще старые дома Оренбурга создают особую эмоцию, которая сама возникает, когда идёшь по историческому центру. Эмоциональный заряд от города – прежде всего архитектура. Как можем, её сохраняем и мы.

177 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

comments powered by HyperComments
Поделиться
Отправить
Класснуть